Ильгар САФАТ, кинорежиссер: «Хорошая картина должна быть разноплановой»

«Sahə» («Участок») — фильм, съемки которого завершились в ноябре 2008 года, снят талантливым азербайджанским кинорежиссером Ильгаром Сафатом, выпустившим уже более 10 лент, получивших различные международные награды. «Участок» — его первый полнометражный художественный фильм. Это артхаусная драма-мистерия. По сюжету известный фотограф и его невеста в момент ссоры попадают в аварию. Они оказываются в полицейском участке, который превращается в некое мистическое пространство, из которого нет выхода. Под жестким прессингом полицейских выявляются негативные факты из прошлого героя и душевная травма, приобретенная в далеком детстве. Чтобы вырваться живым из Участка, в нем надо оставить страхи. Фотографу удается вернуться к реальности. О фильме и его дальнейшей судьбе с режиссером Ильгаром САФАТОМ беседовала корреспондент «Азербайджанских известий» Лала АМИРБЕКОВА.

— Прежде всего, расскажите, пожалуйста, каков механизм выхода фильма «в люди»?
— Есть очередность этапов продвижения картины. Вначале фильмы показывают на общемировых фестивалях, после чего они переходят в прокат, в кинотеатры. Примерно через год фильм становится доступен на DVD, а потом его показывают по телевидению. В нашей ситуации пока можно говорить только о DVD, так как кинотеатры реставрируются. Мы надеемся, что фильм появится в прокате к весне.
— Фильм «Участок» был представлен на Каннском кинофестивале. Кроме того, по итогам заседания Оскаровского комитета Азербайджана он был выдвинут на соискание этой престижной премии в категории «Лучший фильм на иностранном языке». И хотя в шорт-лист он не включен, тем не менее и это большой успех. В чем же его секрет? Что надо делать для того, чтобы наши фильмы попадали на общемировые фестивали?
— Надо чаще их туда посылать (улыбается). Вот и весь секрет.

— Команда фильма «Участок» оказалась интернациональной, вы не смогли найти подходящих актеров или цель была иной?
— Конечно же, хотелось внести разнородную органику, разную культуру, манеру работы. Порой нам было сложно общаться, но мы преодолели этот момент.

— Будете ли стараться подбирать интернациональный состав в будущем?
— Будет зависеть от задач, которые призван нести фильм, а так — вполне возможно. Однако может статься, что герои следующей картины будут найдены среди наших актеров.

— Вы много снимали документальное кино. Все мы знаем ваши фильмы «На злачных пажитях», «Корни Неба», «Внук Горы», «Сонет 129» и многие другие. Они принесли вам награды и известность. И вот — игровой фильм. В чем разница между съемками игрового и документального кино? Где уровень мастерства должен быть выше?
— Разнится подход. Неважно, документальное кино или художественное, главное — кино это или не кино. А так — просто разные жанры, разные сферы. Документальное кино — это реальные зафиксированные факты, реальные события. Нотка документальности была, например, в фильме «Пери Гала». То, что мы видим на телеэкране, — телевизионная документалистика, передачи, которые имеют определенный набор клише. В игровом, то есть художественном кино ты сам придумываешь мир, моделируешь реальность. Здесь твоя реальность и твои правила, ты сам создаешь мир.

— Много ли в фильме актерских импровизаций? Насколько позволительно фильму жить своей жизнью?
— Импровизаций было не много. Вообще импровизация хороша, когда она отвечает не только режиссерскому видению, а замыслу картины вообще. Я предпочитаю придерживаться продуманного сценария, четко распланированных действий. Наверное, я рационалист. Ведь актеры очень чутки, если он чувствуют, что режиссер сам не знает задач своего произведения, они начинают играть то, что отвечает его личному внутреннему миру и пониманию. Поэтому любой режиссер должен знать, что он создает, что хочет сказать. Он должен быть дирижером, который руководит оркестром, тогда как актер может думать о деталях: жестах, пластике, мимике.

— Какую задачу несет собой «Участок»?
— Я хотел, чтобы фильм вызывал эмоцию, отклик, потрясение. В картине много смысловых уровней, подтекстов, разных тем, мы долго писали и переписывали сценарий. Но важнее всего было вызвать эмоцию, заставить зрителя пережить потрясение и благодаря этому всколыхнуть что-то в сознании каждого.

— Эмоция как тональность фильма или реакция на действия героев?
— Это общая эмоция фильма, сила его воздействия на зрителя. Хотелось бы, чтобы он уходил наполненным чувствами. Каждый по-своему, каждый в силу своего мировоззрения, уровня образования, зрительской искушенности. Прочтений может быть много, и чем больше их, тем лучше: хорошая картина должна быть разноплановой.

— Стал ли «Участок» для кого-то из актеров поворотным в творческой жизни?
— Буквально недавно общался с Зазой Бежашвили, он говорит, что переосмыслил многие вещи, иначе стал смотреть на творческий процесс, иначе видеть свои собственные внутренние задачи как актера. И для меня это очень важно.